eng
competition

Text Practice Mode

История спаивания России

created Nov 28th 2017, 15:42 by Archy Mazeratty


0


Rating

1382 words
2 completed
00:00
«Восстань же, русский человек! Перестань безумствовать! Довольно!
 
Довольно пить горькую, полную яда чашу и вам, и России!»
 
Святой праведный Иоанн Кронштадтский
 
Информационная война и усиленное спаивание наших россиян привели к тому, что большинство из них действительно поверили в то, что русские пили всегда, и даже не подозревают о том, что Россия традиционно была одной из самых трезвых стран мира.
 
 
 
Князь Владимир быстро стал алкоголиком (за красный цвет лица он был прозван «Красно Солнышко») и стал активно способствовать спаиванию своего народа. Захмелев в церкви причастие совершается часто), можно было «добавить» в шинке (кабаке), располагавшемся, как правило, рядом. Винного спаивания россиян кое-кому показалось мало, и с 1552 г. Иваном Грозным в России был открыт сначала царев кабак для опричников, а потом и для всего люда, где продавали уже не 16-градусное вино, а 40-градусную водку!
 
Немка Екатерина II открыла такое количество кабаков на Руси, что треть всех поступлений в государственную казну шла за счет прибыли от продажи алкоголя. На вопрос княгини Дашковой: «Ваше Величество, зачем Вы спаиваете русский народ?» Екатерина II цинично заявила: «Пьяным народом управлять легче!»
 
Это объяснение является главной причиной спаивания России: ПЬЯНЫМ НАРОДОМ ПРАВИТЬ ЛЕГЧЕ! А что же сам народ-то? Быстро ли стал стадом? Оказывается, нет! Боролся до последнего!
 
Об этой войне умалчивают учебники, хотя то была самая настоящая война с орудийными залпами, погибшими и пленными, с победителями и побежденными, с судилищем над поверженными и празднованием одержавшими победу и получившими контрибуцию (возмещение убытков, связанных с войной). Баталии той неизвестной школьникам войны разворачивались на территории 12 губерний Российской империи (от Ковенской на западе до Саратовской на востоке) в 1858–1860 гг. Эту войну историки чаще называют «трезвенническими бунтами», потому что крестьяне отказывались покупать вино и водку, давали зарок не пить всем селом.
 
Писатель и историк Н. А. Добролюбов писал: «Сотни тысяч народа в каких-нибудь 5–6 месяцев без всяких предварительных возбуждений и прокламаций, в разных концах обширного царства отказались от водки!»
 
Крестьяне трудолюбивые, работящие хозяева отвернулись от кабака, так как видели, как их односельчане один за другим пополняют ряды горьких пьяниц, которым уже ничего, кроме выпивки, не мило. Страдали жены, дети, и чтобы прекратить расползание пьянства среди сельчан, на сходах общины всем миром решали: «В нашем селе никто не пьет!»
 
Что оставалось делать виноторговцам? Они сбавили цену. Рабочий люд не откликнулся на «доброту». Шинкари, чтобы сбить трезвеннические настроения, объявили о бесплатной раздаче водки. И на это люди не клюнули, ответив твердым: «Не пьем!»
 
В марте 1858 г. министры финансов, внутренних дел и государственных имуществ издали распоряжения по своим ведомствам. Суть тех указов сводилась к запрету… трезвости! Местным властям предписывалось не допускать организации обществ трезвости, а уже существующие приговоры о воздержании от вина уничтожить и впредь не допускать. Вот тогда-то в ответ на запрет трезвости по России и прокатилась волна погромов. Историки отмечают, что не зафиксировано ни одного случая воровства, деньги расхищали сами служащие питейных заведений, списывая пропажу на восставших. С 24 по 26 июля по Вольскому уезду было разбито 37 питейных домов, и за каждый из них с крестьян взяли большие штрафы на восстановление кабаков. Судьям велели не просто наказать бунтовщиков, а покарать примерно, чтобы другим неповадно было стремиться «к трезвости без официального на то разрешения». Всего по России в тюрьму и на каторгу отправили 11 тысяч человек. Многие погибли от пуль: бунт усмиряли войска, получившие приказ стрелять в восставших. Какая горькая ирония судьбы! Наши прадеды шли в тюрьмы только за то, что хотели уберечь своих детей от алкогольного пойла, а их потомки теперь гордятся, что пьют водку стаканами, и уже уверовали в то, что русские всегда были пьющим народом!
 
Вторая волна трезвеннического движения прокатилась по России в 1885 г. Начали создаваться общества трезвости. Одно из них называлось «Согласие против пьянства». Им руководил Л. Н. Толстой, из-под пера которого вышли такие работы, как «Пора опомниться!», «Для чего люди одурманиваются?», «Богу или Маммоне?», «К молодым людям». В мае 1885 г. царское правительство под давлением общественного мнения вынуждено было издать закон «О предоставлении сельским обществам права закрывать в пределах своих территорий кабаки» (!). Этим правом незамедлительно воспользовались десятки тысяч сельских обществ. Однако в первое десятилетие XX в. ситуация ухудшилась. Вот что писал в 1912 г. И. А. Родионов в статье «Неужели гибель?!» по поводу финансовой политики царского правительства, использующего алкоголь одной из важнейших статей дохода: «Разве возможно в государстве в век расцвета либерализма и гуманитарных идей сделать всевыносящей осью государственной финансовой политики народное пьянство отвратительнейший порок, разоряющий, развращающий и в буквальном смысле убивающий русский народ!
 
Мало того, что этот ужас допущен, за него, за этот исторический грех, равного которому не записано на скрижалях истории, правительство держится, как за самый надежный якорь спасения. Великая страна, точно одержимая легионами дьяволов, бьется в судорогах бешеных, и вся деревенская жизнь обратилась в один сплошной пьяный кровавый кошмар, а правительство, как припертый к стене нечистый игрок, заявляет перед народными представителями, что у него нет достаточных данных, точно устанавливающих чрезмерное потребление народом водки, оно не находит, что народ через кабак разоряется и спивается с круга!»
 
Это была третья волна трезвеннического движения в России. При этом наши соотечественники били тревогу при производстве и потреблении абсолютного спирта на душу населения менее 3 литров в год! К 1914 году эта цифра достигла неслыханного уровня для пьяной царской России 4,14 литра в год. В 1914 году в России был принят сухой закон, и производство и потребление алкоголя сократились почти до нуля: менее 0,2 литра на человека в год. Этот сухой закон существовал в России 11 лет и был отменен через полтора года после смерти Ленина.
 
В 1916 год Государственная дума рассматривала вопрос «Об установлении трезвости в Российской империи на веки вечные». Принять этот закон помешал приход новой власти. Советская власть поддержала запрет на производство алкоголя для собственной же безопасности. 5 октября 1925 году по инициативе Бухарина (обратите внимание на фамилию) объявленный впоследствии врагом народа Рыков подписал указ о возобновлении винно-водочной торговли. Троцкий поддерживал сухой закон, но в полемике с ним Сталин говорил, что «мы не должны строить коммунизм в белых перчатках и отказываться от столь крупного источника доходов». (Это уже потом, в 50-х годах ХХ в. академик Струмилин докажет, что каждый рубль, полученный страной от продажи алкоголя, обходится в 3–5 рублей убытка.)
 
Так прекратилась трезвая жизнь в России. Водку, которую в народе презрительно назвали «рыковка», разрешалось пить в цехах, в рабочее время на рабочем месте. Более того, на заводах содержался дополнительный штат рабочих для подмены упившихся! До 3 дней в месяц разрешалось прогуливать во время запоев!
 
Результаты не замедлили сказаться. Началось тотальное производство брака, невыполнение планов, прогулы, разложение производственных, профсоюзных и государственных кадров. Только в одном 1927 году в пьяных драках погибло и получило тяжелые увечья более 500 000 человек. Народ не мог терпеть более. По стране прокатилась четвертая волна трезвеннического движения. В 1928 году было создано «Общество борьбы с алкоголизмом», учрежден журнал «Трезвость и культура».
 
В 1929 году были приняты серьезные противоалкогольные законы. Школьники устраивали митинги и демонстрации. Они пикетировали в дни зарплаты проходные фабрик и заводов с плакатами: «Папа, принеси получку домой!», «Долой полку винную, даешь полку книжную!», «Мы требуем трезвых отцов!». Это принесло ощутимый эффект. Государство снизило производство алкогольных напитков. Стали закрываться точки торговли спиртным. На страницах «Известий» М. Г. Кржижановский заявил о том, что «во второй пятилетке предлагается вообще не планировать производство алкогольных изделий».
 
Четвертая попытка народа сбросить с себя алкогольное ярмо закончилась к 1933 году упразднением «Общества борьбы с алкоголизмом», закрытием журнала «Трезвость и культура», позиция которых на страницах центральной печати была названа «узкотрезвеннической, не соответствующей своеобразию текущего момента». Организаторы и активисты антиалкогольного движения были репрессированы и отправлены за решетку. К началу Великой Отечественной войны россияне пили около 1,9 литра абсолютного спирта на душу населения в год. В войну на фронте появились «наркомовские» 100 граммов, но в стране употребление спиртного резко упало и достигло уровня 1,1 литра в год только в 1952 году.
 
После смерти Иосифа Виссарионовича Сталина страна полетела в алкогольную пропасть. Во времена Хрущева и Брежнева, которые сами были большими любителями выпить, Госплан постоянно закладывал все большее и большее производство спиртного. Чтобы отвлечь сознание людей от своих злоупотреблений властью, руководители партии стали активно спаивать народ, и к 1980 году производство спиртного в России достигло 11 литров чистого спирта на душу населения в год, в три раза превысив потребление алкоголя 20 самых пьяных стран мира (среднее употребление самых пьющих стран составляет 4 литра чистого спирта на человека в год). В 1980 году было продано населению алкогольных изделий в 7,8 раза больше, чем в 1940 году. При том, что население увеличилось лишь в 1,36 раза.
 
 
 
 

saving score / loading statistics ...